ВЕРСИЯ ДЛЯ СЛАБОВИДЯЩИХ
05.09.2019

ВИЧ в Прибайкалье: технологии эффективной борьбы

  О ВИЧ в Иркутской области слышно много. Как всегда, наиболее запоминающимися остаются сенсации и скандалы. На их фоне некоторые удивляются, почему именно ГБУЗ «Иркутский областной центр по профилактике и борьбе со СПИД и инфекционными заболеваниями» (Центр СПИД) регулярно выигрывает престижные премии и побеждает в почётных отраслевых соревнованиях. Одна из последних побед – признание просветительской практики иркутян лучшей на Всероссийском конкурсе «Здоровье нации – основа процветания России». Этот же проект двумя днями позже выиграл Президентский грант на его реализацию. По словам главного врача государственной медицинской организации Юлии Плотниковой, занимающей также пост главного специалиста Минздрава РФ по ВИЧ в Сибирском федеральном округе, в этом нет противоречий.S_082.jpg
  - Более того, если бы не работа Центра СПИД, многие просто бы не узнали, что живут в такой сложный для нашего региона период, - настаивает Юлия Кимовна. – И данные, которые мы получаем по результатам акций, это подтверждают: люди становятся более грамотными в отношении собственного здоровья, новых случаев ВИЧ-инфекции выявляется всё меньше, несмотря на возрастающий с каждым годом охват тестированием. Чтобы затормозить дальнейшее распространение вируса и вызываемой им болезни, нам пришлось резко повысить информированность населения региона по этим темам. А здесь без помощи СМИ и социальных сетей, которые вывели проблему на принципиально иной уровень общественного обсуждения, мы бы точно не смогли, мы стали распространять информацию по редакциям и журналистским коллективам, сейчас в регионе трудно найти СМИ, где не получают обзоров последних событий по тематике ВИЧ. Бывает, что на некоторых заседаниях, в которых я участвую как руководитель Центра СПИД, наши оппоненты начинают трясти бумагами с негативной статистикой и говорят: что это вы тут хвастаетесь своими победами, когда у нас такая высокая поражённость, зачем вы скрываете это от людей? Но оказывается, что цифры, к которым они прибегают в качестве основного аргумента, тоже были посчитаны и разосланы в те же СМИ именно нами за несколько недель до этого. И обвинения в том, что мы что-то скрываем, как минимум, беспочвенны и лукавы. Ведь наш Центр постоянно и регулярно напоминает о проблеме, это наша работа вне зависимости от политической повестки дня. Мы понимаем, что власти в городе и регионе могут меняться, но у всех, кто бы ни стоял у руля, задача усиленной борьбы с ВИЧ-инфекцией в Иркутской области будет актуальной ещё минимум лет 15. Потому что сложная обстановка скапливалась годами, и решить её в одночасье не получится. Любые, даже самые несущественные позитивные изменения даются невероятными усилиями сотен людей. И, конечно, даже наши небольшие достижения заслуживают того, чтобы о них заявить, а тем более, если наш Центр регулярно признаётся лучшим на таком высоком уровне, то почему мы должны это скрывать? 
  Мы встречались с Юлией Кимовной два дня подряд в кулуарах VII Байкальского противодействия ВИЧ-инфекции. Одна из крупнейших конференций в России для врачей и учёных, занимающихся решением проблемы глобальной пандемии, в своё время также была создана этой женщиной. Главной целью было вытащить Иркутскую область из пропасти эпидемии. По крайней мере, привлечь в регион ведущих мирровых экспертов в сфере диагностики и лечения ВИЧ-инфекции удалось. 
  Помимо Урала, Сибири, Дальнего Востока и других регионов страны, на конференцию приехали видные учёные из Израиля, США и Великобритании. Обсуждали способы лечения и новейшие разработки лекарств. 

Стереотипы и молчание
  По словам главврача Центра СПИД, ВИЧ пришёл в Прибайкалье раньше, чем в другие субъекты РФ, и сразу в значительных масштабах. В отличие от соседних Бурятии и Красноярского края здесь гораздо больше скоплений крупных транспортных узлов и развязок, при этом дороги, в основном, пересекают область не поперёк, а по диагонали, с множеством мелких и не очень остановок и станций – практически идеальное место для контрабанды наркотиков с внушительным рынком сбыта. В конце 1990 – начале 2000-хх годов, когда всю страну накрыло волной тотального безденежья и опийной наркомании, эти места тоже столкнулись с ощутимым ударом.
  Сейчас уже мало кто помнит, как в областном центре вмиг появились горы мусора и исчезли урны и скамейки с беседками для отдыха. Оказывается, построенные на основе алюминия, они становились лёгкой добычей для лиц, которым нужно срочно сдать металлоконструкции в пункт приёма за любую цену, чтобы приобрести дозу дурмана. Выросла преступность. Тогда же в регионе зафиксировали первую резкую вспышку ВИЧ и множество распространённых стереотипов о вирусе и вызываемой им болезни.
  - Главный стереотип, с которым до сих пор приходится бороться, это то, что во всём виноваты только наркопотребители, - отмечает Юлия Плотникова. – Примерно так же трудно в Западной Европе и в Северной и Южной Америке переубедить многих местных жителей в том, что эпидемия ВИЧ-инфекции «запустилась» не из-за гомосексуальных мужчин, а в Африке сложно объяснить, что причиной стали не представительницы древнейшей профессии.
  - Подождите, - пытаемся перебить мы врача, - но существуют объективные данные о путях заражения, о группах риска, мы все знаем, что ВИЧ не передаётся по воздуху…
  - Это действительно так, но на мой взгляд как раз такое глобальное распространение социально значимого недуга должно снять пелену с наших глаз, убрать маски и розовые очки, - считает главный врач иркутского Центра СПИД. – Путей передачи мало и они довольно специфичны. Известно, что в достаточной для инфицирования концентрации вирус иммунодефицита содержится лишь в крови, сперме, вагинальном секрете и грудном молоке. Очевидно, что при повседневном общении и даже при большинстве обычных травматичных ситуаций риска заразиться нет. Однако сегодня с ВИЧ-инфекцией в мире живёт уже более 30 миллионов людей, и столько же человек умерло от СПИДа – численность, сравнимая с общими жертвами Второй мировой войны. Давайте все сами на себя посмотрим и по-честному ответим: могла ли получить глобальная пандемия такие масштабы, если бы каждый на деле был столь безгрешен, как мы пытаемся это декларировать. Поэтому чтобы решить эту общую задачу для человечества – распространение ВИЧ – на мой взгляд, необходимо в том числе пересмотреть свои нравственно-ценностные ориентиры, и не думать, что эта болезнь – всего лишь кара за грехи маргиналам. Потому что, по крайней мере, в нашем регионе, уже давно большая часть новых пациентов – это люди, чей образ жизни никак не назовёшь аморальным. Обычные представители общества, имеющие семью, детей, образование, работу, состоявшиеся в жизни. И чтобы убрать эту проблему из нашей жизни, её решением должны заниматься не только врачи и активисты, но и буквально всё общество вне зависимости от профессии. Каждый из нас может, во-первых, пройти тест на ВИЧ, а во-вторых – в целом изменить своё поведение на менее рискованное, да и в принципе, любой может помочь заняться и правильной разъяснительной работой при должной сноровке. А поговорить в семье со своими детьми о болезни и о том, как от неё защититься, или что делать, если она не обошла стороной, в нынешних условиях должен каждый родитель.
  Врачи вспоминают: впервые о выходе болезни из уязвимых групп населения заговорили ещё в 2002 году. В 2008 году доля полового пути передачи вируса впервые превысила наркотический по итогам года. А в 2016 году незащищённые сексуальные контакты по числу причин заболевания вышли на уверенное первое место за всю историю наблюдений в регионе. Однако долгое время об этом знал только узкий круг специалистов. В условиях социальной нестабильности власти увидели выход в замалчивании проблемы ВИЧ-инфекции, представлявшейся тогда гарантированно смертельным, жутким, мучительным и страшным недугом. Эта тема исчезла с полос газет и экранов телевизоров. Характерных и стереотипных любителей дурмана, «зависающих» посреди дороги, на некоторое время стало меньше (кто-то умер, кто-то оказался в местах заключения, кто-то с большим трудом поборол привычку, кто-то стал прятаться на закрытых квартирах, чтобы не провоцировать агрессию случайных прохожих). А значит, в глазах обывателей, снизилась и угроза. Молчание вселило в население чувство, что эпидемия отступила.
  Информационный вакуум заполнили ВИЧ-диссиденты. Это разрозненное движение, считающее что вирус иммунодефицита – выдумка фармакологов, заговор производителей лекарств с целью геноцида и массового отравления жителей региона ядовитыми препаратами. Представители движения утверждают, что ВИЧ до сих пор не был выведен. Хотя уже давно существуют фотографии вируса, полностью изучен его геном и жизненный цикл. Открытие совершили независимо друг от друга две конкурирующие лаборатории на разных континентах. За это была присуждена Нобелевская премия.
  Если в 2013 году в любом поисковом сервисе вы бы набрали слова «ВИЧ Иркутск», то увидели бы старые новости конца девяностых – начала нулевых (как раз эпохи резкой вспышки) о том, что регион вымирает от СПИДа, и многочисленные статьи на сайтах, порталах, форумах и сообществах о глобальном ВИЧ-заговоре, о способах исчезнуть из поля зрения врачей, о том, как уклониться от приёма терапии. В это время еженедельно ВИЧ-инфекция выявлялась уже у десятков жителей Иркутской области. 
  - Легко понять, с какими мыслями сталкивались люди, узнавшие о своём положительном статусе, -  говорит Юлия Плотникова. – И во всём опять же виноваты стереотипы и молчание. С одной стороны страх непредотвратимой мучительной смерти, с другой – стигматизация всех людей с вирусом как лиц, с общественно неодобряемым поведением. Конечно, особенно во второй половине нулевых, люди, которым ставили диагноз, уже часто не относили себя к таким категориям. Естественное желание нормального человека узнать побольше о той болезни, которую у него нашли. И в этот момент оказывалось, что свежей достоверной информации о ВИЧ в Иркутской области просто нет. Зато есть множество конспирологических теорий, утверждающих, что всё это миф, и убеждающих пациентов отказаться от лекарств, запретить давать их детям и супругам. В результате было очень много срывов с лечения, люди приходили к нам на поздних стадиях заболевания, когда помочь им было крайне трудно. Невозможно сосчитать, сколько жизней ушло по вине ВИЧ-диссидентов. Самый громкий случай – это смерть в прошлом году пятимесячной девочки. Её мать не верила в ВИЧ.
  Порой под влияние отрицателей попадали и ответственные чиновники, в практике Центра СПИД есть проигранные судебные тяжбы о принудительном обследовании и лечении детей ВИЧ-положительных родителей. Тем удивительнее, что Юлии Плотниковой удалось убедить областных и федеральных чиновников завершить давний долгострой – здание Иркутского областного центра по профилактике и борьбе со СПИД и инфекционными заболеваниями.

S_001.jpg

«Пусть эти наркоманы побыстрее сдохнут»
  24 года Центр СПИД находился в приспособленных помещениях областной инфекционной больницы. Сначала это были всего два кабинета в удалённом крыле. Постперестроечная эпоха, оставившая страну без денег, вынудила врачей самим искать средства и оборудование для больниц. Возглавлявшая тогда Центр СПИД Надежда Афанасьевна Зазнобова договорилась с руководителями предприятий предоставить медикам часть своего оборудования. Как раз в городе останавливалось и консервировалось несколько крупных производств. Часть микроскопов, приборных столов, реактивов и мензурок оказалась в молодой медицинской организации из цехов закрывавшихся промышленных гигантов.
  По мере увеличения числа больных рос и сам Центр СПИД. К концу десятилетия он занимал уже два этажа больницы. Чуть позже один из них временно превратится в отделение для детей-отказников, рождённых от ВИЧ-положительных матерей. Однако врачи понимали, что пациентов будет больше с каждым днём, и в таких приспособленных условиях решать проблему не получится. Было очень трудно донести эту мысль до местных и региональных властей. Даже на печать профилактических памяток и буклетов денег хватало не всегда. Порой сами чиновники говорили в кулуарах врачам, просивших дополнительного финансирования: «У нас долги по зарплатам и пенсиям больше года, у нас коммунальные аварии постоянно, а вы тут со своим СПИДом прицепились. Пусть эти наркоманы побыстрее сдохнут: всем легче будет».
  Однако занимавшая тогда пост главного врача Надежда Зазнобова и её коллеги всё же убедили власти, что региону нужно отдельное, специально спроектированное и построенное здание Центра СПИД с полноценной лабораторией, достаточным числом кабинетов и других помещений, где можно заниматься научными исследованиями, а также оказывать помощь большому числу пациентов, которые не должны бояться, что их на приёме у инфекциониста может увидеть кто-либо из знакомых, пришедших за справкой к терапевту. Стройка началась ещё в 1996 году. И почти сразу заморозилась.
  Резкий интерес к проблеме ВИЧ возник на рубеже веков, когда заболеваемость подскочила в 150 раз. На тот момент в регионе даже ещё не было антиретровирусной терапии и пациенты лечились иммуноглобулинами. Население охватила паника.
  - Новости, были пугающими, легко понять, почему совсем скоро началось замалчивание. Как мне кажется это был взаимовыгодный процесс, - комментирует Юлия Плотникова. – Не только некоторым ответственным лицам было удобно не поднимать на поверхность эту проблему, но и общество уже само уставшее от негативных новостей, спокойно отнеслось к тому, что их стало меньше. Конечно, страхом и запугиванием дело не решить, но и молчание в данном случае сыграло злую шутку.
  Терапия пришла в Прибайкалье в 2002 году. На неё сразу образовалась очередь. Сначала препараты представляли только беременным женщинам и их детям. Но постепенно появилась возможность брать на лечение больше людей. Однако к тому моменту о ВИЧ-инфекции в Иркутской области снова стало не слышно. Люди просто перестали проверять свой статус, а многие из тех, у кого он был положительный, поверили ВИЧ-диссидентам, а не врачам. 
  Вышедшая на пост главного врача в 2010 году Юлия Плотникова, понимая общую сложность ситуации, в первую очередь, приложила все усилия, чтобы регион вошёл в целевые федеральные программы. Благодаря этому, у неё получилось, в частности, завершить строительство специализированного здания Центра СПИД. В десяти минутах езды от главной площади города вырос шестиэтажный комплекс в стиле хай-тек, наполненный аппаратурой последних поколений, в штате медицинской организации сейчас работает более 270 человек. И это не только врачи, но также юристы, психологи, специалисты по социальной работе, программисты, художники, журналисты. 
  - Когда я пришла работать главным врачом, о такой проблеме, как ВИЧ-инфекция, вообще не принято было говорить вслух: слишком стыдной и табуированной казалась эта тема, - рассказывает Юлия Плотникова. – Обстановка с этой болезнью в регионе уже очень сильно напоминала запущенную генерализованную эпидемию. Наши аргументы о том, что действовать надо срочно, потому что мы уже опоздали, практически никто не слышал. Думали, что врачи сгущают краски. Нас не пускали с лекциями на предприятия, потому что считали, что эта проблема касается молодёжи. А в учебные заведения нас не пускали, опасаясь, что мы будем прививать там знания о нестандартных сексуальных практиках, и вовсе не заниматься профилактикой социально значимой болезни. Некоторые руководители школ говорили нашим сотрудникам, что наша деятельность вообще противоречит закону о защите детей о вредной информации и наносит ущерб нравственному развитию подрастающих поколений. Хотя, по сути, мы-то как раз и напоминаем всем об общечеловеческих ценностях, таких как любовь, верность, преданность, чувство сострадания и поддержки, нерушимость семейных уз и, в конце концов, патриотизм. Мы оказались в очень сложной ситуации: с одной стороны нас обязывали заниматься профилактикой с населением, с другой стороны нас никуда не пускали ни с лекциями, ни с тестами.
  Всё вместе это наталкивало на мысль, что информирование организовать надо по-другому, чтобы проблема была заметной и понятной большинству местных жителей.
Выход в люди
- И тогда мы решили крупно и массово выйти в люди, - рассказывает Юлия Плотникова. – Мы получили сложное наследство из домыслов, мифов, слухов и заполненной ВИЧ-диссидентами недосказанности. В таких условиях нужно было полностью изменить представление масс о болезни, чтобы начать нормально работать с большим числом людей вне зависимости от их образа жизни и предпочтений. Так появилась наша долгоиграющая информационно-просветительская кампания «Чувствуй лучше», продолжающаяся уже четыре года. С самого начала мы поняли, что лучший способ обратить внимание общества на данную проблему – это дать понять, что почти всё, что оно до этого слышало о ВИЧ – неправда. Это не смертельная, а полностью контролируемая, хоть и смертельно опасная хроническая болезнь. И, к сожалению, это не миф. И заболевают ей, по большей части, не молодые сбившиеся с пути любители психоактивных веществ, получившие вирус в подвальных наркопритонах, а взрослые и порой вполне респектабельные люди, заражающиеся на супружеском ложе.
Раскачивать тему ВИЧ в Иркутске Центр СПИД начал с соцсетей. Туда выложили 6 видеороликов, кардинально отличавшихся от всего, что было сделано по этой теме в России ранее. Вместо страшных и пугающих картинок известные иркутяне просто рассказали о своём образе жизни, о том, как они защищаются от ВИЧ, и объяснили, почему страх и стигма в отношении болезни и больных бессмысленны, только защита от вируса имеет смысл. Параллельно этому запустили эстафету селфи со стилизованным символом кампании – англоязычным хэштэгом #FeelBetter и призывом вести безопасный в отношении ВИЧ образ жизни
- Первые результаты кампания показала уже через полгода, когда в городе Иркутске обнаружили снижение заболеваемости на 19%, - говорит Юлия Плотникова. – За всю предыдущую историю количество новых заболевших год от года только росло, а тут, даже несмотря на рост охвата тестированием, их стало намного меньше. Результат нас удивил, но он был понятен: после десятилетнего молчания о ВИЧ стали снова говорить, многие люди, узнав, что проблема никуда не делась, начали вести себя осмотрительнее и осторожнее. Уже на следующий год областной центр выбыл из списка территорий с повышенной заболеваемостью ВИЧ-инфекцией в регионе. Охват информированием благодаря эстафете селфи вышел далеко за пределы Иркутска: к акции присоединились жители 21 города России, Украины, Беларуси, Казахстана, Китая и США. Авторам лучших профилактических работ партнёры проекта вручили смартфоны и планшеты «Эппл» последних на тот момент моделей.
Полгода спустя Центр СПИД организовал шок-акцию, разместив на улицах Иркутска 27 плакатов с каплями крови одной из своих пациенток. Ещё через полгода государственная медицинская организация устроила грандиозное проекционное шоу по технологии 3Д-мэппинга, рассказывающее о вечных ценностях и о том, что ВИЧ не должен помешать человеку следовать за собственной мечтой. Помимо концерта и ярких световых картин на фасаде Музея истории Иркутска совершеннолетним зрителям раздавали презервативы. Их выложили на специальном стенде в форме английского слова  AIDS (СПИД), каждый совершеннолетний мог взять средства барьерной контрацепции, внеся тем самым свой вклад в символическое разрушение аббревиатуры и самой болезни. Данная акция была дважды признана экспертным сообществом лучшим профилактическим проектом страны по итогам года. Проекционное шоу стало ежегодным традиционным праздником здоровья, собирающем тысячи иркутян и гостей города и дающем им возможность проверить свой статус и получить много полезной информации о ВИЧ и о том, как от него защищаться.
- Использование мэппинга – это вообще наше ноу-хау: никто в стране не делает таких профилактических мероприятий, а нам оно оказалось по плечу, - комментирует Юлия Плотникова, главный врач Центра СПИД. – В большинстве наших проекционных шоу присутствует похожая сюжетная линия: войны, ненависть, ложные ценности, болезни и эпидемии разрушают наш мир, но любовь, чувство общности, поддержка друзей способны возродить то, что, казалось бы, никогда не воскреснет. Тысячи иркутян и гостей города регулярно приходили на наши акции, чтобы посмотреть воочию, как по кирпичикам разрушаются старые дома, а потом восстанавливаются воедино. Особенно сильно на такие наши мероприятия полюбили ходить семьи с детьми. Потому что всё это зрелище оставляет ощущение полного чуда. Это, во-первых, способствует, лучшей запоминаемости столь сложной медицинской темы, а во-вторых, способствует новому большому числу публикаций в СМИ и социальных сетях, потому что мы делаем событие большого масштаба. И получается, запускается постоянная цепная реакция такого всеобщего информирования. В дальнейшем были новые запуски вирусных видео, в том числе юмористических. 
Как признаётся медик, иногда поводом для творческих профилактических выступлений становились жалобы населения на деятельность Центра СПИД. Так, прочитав в газете о проведённом первом проекционном шоу с раздачей тысячи презервативов совершеннолетним зрителям, один из общественников из Уральского федерального округа обратился в прокуратуру, чтобы наказать врачей. Ему показалось, люди в белых халатах только расшатывали традиционные моральные устои. Детальная проверка праздника компетентными органами нарушений не выявила, но оставила после себя интересную идею. Её воплощением к следующему Новому году стала оригинальная видеооткрытка, в которой двое аниматоров танцевали и пели в костюмах презервативов, призывая не терять бдительность в зимние праздники. Видео разлетелось по мессенджерам и социальным сетям региона, получив в хорошем смысле вирусный эффект.
  - Мы старались и стараемся обратить внимание населения на ВИЧ-инфекцию разными способами – так, чтобы эта тема была доступна и понятна как можно большему числу людей, - продолжает Юлия Плотникова. – И у нас получилось. Неожиданным важным для нас побочным эффектом стало вхождение темы ВИЧ в контексты интервью различных чиновников и экспертов: журналисты в беседах на сторонние темы начали просить у чиновников прокомментировать ситуацию с распространением болезни в регионе. Тема снова стала слышима и видима. По сути, мы идём ровно тем же путём, который до нас прошли регионы и страны, столкнувшиеся с эпидемией раньше России и успешно преодолевшие её. И результаты не заставляют себя долго ждать: если в 2015 году на майскую акцию нашего Центра, посвящённую Всемирному дню памяти погибших от СПИДа, пришли всего 27 человек, то в 2019 году в рамках акции «Стоп ВИЧ/СПИД» протестировались уже более 12 тысяч человек. 

Встречное движение
  В течение первых двух лет у кампании «Чувствуй лучше» происходило накопление влияния. Этот термин известен многим, кто работает в сфере связей с общественностью и медийных технологий. Но для Центра СПИД это была новая работа. 
  - Знания – действительно сила. Честная и объективная информация порой способна на чудеса. Постепенно мы стали сами обращать внимание, как после очередной новости к нам начинают обращаться пациенты, ранее считавшиеся потерявшимися, как начали расти очереди у мобильных пунктов тестирования, - комментирует Юлия Плотникова. – Люди стали более охотно и без опасений принимать терапию, хотя до этого стало многие отказывались от лекарств, поверив в распространявшиеся раньше конспирологические теории. Заметные изменения в статистике оставались лишь вопросом времени. И сейчас по итогам 2018 года мы имеем снижение заболеваемости ВИЧ-инфекцией на 12,7%, смертности от СПИДа – на 33,4%. Свой ВИЧ-статус так или иначе проверили 31,4% всех жителей региона. На словах всё кажется просто, хотя на самом деле это далеко не так. Трудно поверить, но из нескольких тысяч ежегодно выходящих материалов в СМИ о ВИЧ практически все были выверены нашими специалистами, которые постоянно держат связь с редакциями, и стремятся не допустить выхода искажённой информации.
  Активность иркутян заметили далеко за пределами родного Центра СПИД. Благодаря этому стало возможно привлечение крупных мировых экспертов. Специалисты Международной организации труда, Всемирной организации здравоохранения, ЮНЭЙДС, крупные учёные с мировым именем приезжают в Иркутск, чтобы передать свой опыт местным специалистам в сфере организации профилактики, а также увидеть, как при самых неблагоприятных эпидемических предпосылках здесь удалось замедлить распространение болезни столь заметно. Иркутск и сам стал одной из крупных научных и дискуссионных площадок по теме ВИЧ/СПИДа. Проводимый ежегодно Байкальский форум противодействия ВИЧ-инфекции, где мы встретились с Юлией Плотниковой, собирает лучшие умы ВИЧ-медицины, чтобы выработать новые подходы в противодействии этому недугу.

S_311.jpg

  - Основная задача информирования – это мобилизовать общество на борьбу с ВИЧ, однако боремся мы не только словом единым. Уровень охвата терапией в 65% диспансерной группы давно преодолён. Всем известно, на фоне приёма препаратов, человек с ВИЧ, достигнув так называемой неопределяемой вирусной нагрузки, перестаёт нести какую-либо угрозу своим близким как источник потенциального заражения, то есть лечение работает как профилактика передачи вируса другим людям. Учёные подсчитали, что эпидемический процесс на любой территории замедляется, когда на терапии находится 60% ВИЧ-положительного населения. Одна из следующих амбициозных целей – охват в 90%, который мы хотим достигнуть в течение 1-2 лет. И мы её достигнем, потому что у нас просто нет другого выхода. Глядя назад, могу сказать, что мы даже не надеялись, что получим такие результаты, но если бы мы не вытащили эту некогда неблагодарную и постыдную тему из чулана, то их бы не было: не появились бы новые общественные организации, готовые действительно не словом, а делом помогать нам и нашим пациентам, не появилась бы сама заинтересованность у населения в том, чтобы от этой проблемы избавиться. И снижение заболеваемости в самом начале нашей долгоиграющей просветительской кампании, когда охват терапией ещё не был таким широким, мне кажется, может свидетельствовать, что люди начали вести себя менее рискованно. Это значит, что нам удалось проникнуть в сферу инстинктов, при чём самых сильных, которые бывают у человека, и даже частично обуздать их. Многие воспринимают происходящее, как что-то невероятное. Но нам не помогали никакие высшие и потусторонние силы. С этим справились мы сами, да, с помощью государства, да, с помощью журналистов и активистов, но то, что изменить ситуацию с ВИЧ реально, мне кажется, мы доказали. Главное – помнить, что это не только дело врачей. Иногда, чтобы найти решение, нужно просто достаточно громко говорить и кричать о проблеме. У нас пока получается. Будем надеяться, что и дальше нам будет сопутствовать успех. По крайней мере, мы работаем в этом направлении.
Десять лет назад учёные, проводившие исследование эпидемического процесса, дали прогноз, что к 2019 году в Прибайкалье будет более 50 тысяч ВИЧ-положительных жителей. Однако по данным федерального регистра пациентов в общей сложности в настоящее время в здесь постоянно проживает чуть более 29,5 тысяч человек с ВИЧ. Говорить о занижении цифр не приходится, поскольку каждый год тест на ВИЧ проходит примерно на 70 тысяч жителей региона больше. Причиной того, что негативные прогнозы учёных не сбылись, по словам экспертов, стала эффективная работа Центра СПИД под руководством Юлии Кимовны Плотниковой.




© 2018 Государственное бюджетное учреждение здравоохранения «Иркутский областной центр по профилактике и борьбе со СПИД и инфекционными заболеваниями» Все права на материалы, находящиеся на сайте, охраняются в соответствии с законодательством РФ, в том числе об авторском праве и смежных правах

664035, г. Иркутск, ул. Cпартаковская, 11
                                             

                                   Телефон регистратуры: +7 (3952)48-73-41 (для пациентов, стоящих на учете в ГБУЗ «ИОЦ СПИД»); телефон: +7(3952)48-73-14, 77-79-42 (факс)

 e-mail: aids@aids38.ru